Восточно-вьетнамский вектор России

  • 27.08.2018

В условиях нового витка внешнеполитического противостояния со странами Запада, сопровождающегося усиливающимся санкционным давлением со стороны Соединенных Штатов, снова актуализировался возможный поворот России к Восточной Азии.

Впрочем, эта тенденция, заложенная меняющимся политическим и экономическим мировым ландшафтом, только набирает обороты. И пока для России, кроме единичных примеров, особых успехов не принесла. Причин множество: от продолжающегося инерционного движения «на Запад», заложенного в постсоветскую эпоху, до раздробленности региона в геополитическом и экономическом плане.

Одним из очевидных направлений движения «на Восток» для России является субрегион Юго-Восточной Азии (ЮВА), объединившийся в конце прошлого – начале этого века в интеграционную структуру Ассоциация стран ЮВА (АСЕАН), не последнюю роль в которой играет давнишний союзник Москвы, Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ).

Стоит только сказать, что создана ныне правящая в СРВ Коммунистическая партия Вьетнама (КПВ) была при поддержке Коминтерна в 1930 году. А через двадцать лет, в то время, когда вьетнамский народ вел войну за освобождение от колониальной зависимости, Советский Союз стал одной из первый стран, с кем Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ), чьей наследницей является СРВ, как Россия – Советского Союза, установила дипломатические отношения.

Вьетнаму пришлось с оружием в руках завоевывать право на субъектность на протяжении нескольких десятилетий. И всегда поддержку в его стремлении к независимой политике Ханою оказывал СССР.

Однако затем в самом Советском Союзе начались необратимые процессы, завершившиеся его распадом. Впрочем, это не помешало дальнейшему развитию дипломатических отношений между Россией, правопреемницей СССР, и независимым Вьетнамом. В 2001 году они вышли на уровень стратегического партнерства, а в июле 2012 года — всеобъемлющего стратегического партнерства.

NYT рассказала о «затаившихся» в Кремле американских разведчиках

При этом более чем за 30 лет, с тех пор, как Вьетнам начала политику «обновления» (дой мой), страной была проделана большая работа как во внешней политике, так и в экономическом развитии. Страна урегулировала отношения со своими бывшими противниками.

Она вошла в состав АСЕАН, где благодаря своей проактивной политике, в частности, опирающейся на благожелательные отношения со своими соседями (порой, правда, омраченной прошлыми конфликтами), начала играть роль одного из лидеров субрегиональной интеграционной организации.

Именно благодаря выходу из региональной изоляции конца 1980-х гг., а также всевозрастающей роли СРВ в АСЕАН, усилилась позиция страны и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Другим фактором, способствовавшим увеличение роли Вьетнама как на субрегиональном, так и на региональном уровне, стал стремительный экономический рост страны, основанный на отходе от командно-административная системы и построении рыночных основ экономики при сохранении социалистической ориентации.

С 1990 года по 2016 год средний рост ВВП на душу населения составил 5,5%. Это один из лучших показателей в мире за этот период.

Конечно, добиться его помог, в частности, эффект низкой базы. Тем не менее показательно, что, добившись за два десятилетия с начала реализации политики «дой мой» серьезных успехов в плане экономического развития, СРВ не остановила свой экономический рост.

После XII съезда КПВ, который прошел в начале 2016 года и который обозначил новые приоритеты экономического развития Вьетнама, экономика росла впечатляющими темпами: ВВП страны вырос на 6,2% в 2016 году, на 6,8% — в 2017 году и на 7,1% — в первой половине этого года.

Стрелков о том, какая война с РФ сейчас выгодна Киеву

За последние два с половиной года вырос и внешнеполитический вес страны. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что страна стала одним из главных мест проведения различных международных саммитов.

В частности, в прошлом году СРВ принимала форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), который завершился встречей лидеров экономик АТЭС в Дананге. В сентябре в Ханое состоится Всемирный экономический форум по АСЕАН.

При этом, диверсифицировав за последние десятилетия свое экономическое и политическое сотрудничество, СРВ продолжает рассматривать Россию как естественного союзника. Опираясь на глубокую историческую память двух стран, Ханой приглашает Москву принимать все большую роль в своей экономической жизни и в политических отношениях, как в АТР, так и в ЮВА.

Например, сразу же после XII съезда Россию посетили сразу три члена нового правительства СРВ: министр обороны, министр общественной безопасности и руководитель правительства страны.

Согласно данным вьетнамской стороны, за первые шесть месяцев 2018 года товарооборот между двумя странами достиг $2,3 млрд, что на 42% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Экспорт Вьетнама в Россию достиг $1,2 млрд, рост на 24%, а импорт увеличился на 59,5%, до $1,1 млрд.

Одной из болевых точек для Вьетнама сейчас является территориальный конфликт в Южно-Китайском море (ЮКМ). И Россия, которая стремится поддерживать хорошие отношения, не только с Ханоем, но и с другими вовлеченными в спор государствами, продолжает занимать нейтральную позицию, настаивая на сохранении здесь мира, стабильности, безопасности и свободы судоходства.

В то же самое время российские компании, совместно с вьетнамскими коллегами реализует здесь экономические проекты. Конструктивная позиция невмешательства в конфликт позволяет не только продолжать работу российских компаний на шельфе ЮКМ, но и может стать основой для выработки политического решения затянувшихся споров.

Для этого России предстоит расширять свое политическую роль в субрегионе и проводить активную экономическую политику сотрудничества с СРВ в деле освоения природных богатств ЮКМ.

Источник: infox.ru